Монастырь Тактсанг в Бутане
Монастырь Тактсанг, Бутан. Источник: www.kuoni.co.uk
Содержание[Скрыть]

Еще лет сорок назад все, что было известно о закрытом королевстве Бутан, — его местоположение: где-то в Гималаях. Сегодня это страна, которая вслед за своим королем решила, что «счастье народа важнее процентов ВВП», и придерживается этой национальной идеи.

Страна счастья

«Добро пожаловать в страну счастья!» — улыбаются девушки в национальных костюмах с обложки рекламного буклета в самолете бутанской авиакомпании Drukair — Royal Bhutan Airlines. Рейс следует из Дели с остановкой в Катманду. Другие авиакомпании сюда не летают: сертификаты на посадку самолета в аэропорту города Паро есть всего у восьми пилотов в мире. Естественно, они бутанцы. Аэропорт находится на высоте 2200 метров над уровнем моря и окружен высокими горами. При подлете Airbus A319 маневрирует в узком ущель и снижается по спирали.

До 1974 года Бутан 64 года находился в изоляции. Но и после официального разрешения въезда туристов визы выдавались в ограниченном количестве — не более нескольких сотен в год. С открытием аэропорта в 1983 году поток иностранцев увеличился до 2000 человек в год, а сегодня — до 90 000. Но до сих пор просто купить билет и прилететь в Бутан невозможно. Каждого туриста (или группу) в течение всей поездки должен сопровождать гид.

Долина Тимпху (Thimphu), Бутан

— Такое решение принято правительством не с целью скрыть что-то от глаз посторонних, — объясняет проводник Сенчо, худощавый мужчина в национальном костюме — халате гхо. Он встретил группу в аэропорту и останется с нами на все десять дней путешествия. — Наоборот, мы хотим помочь вам понять суть бутанской жизни, увидеть Бутан таким, каким видим его мы: местом гармонии и спокойствия, откуда не хочется уезжать.

Политика экологической диктатуры

По одной из версий, «Бутан» происходит от санскритского Bhu-Uttan — «высокогорье». Половина земель страны расположена выше 3000 метров над уровнем моря. От перемены высот с непривычки закладывает уши. За окном автомобиля, на котором едем в столицу Тхимпху, мелькают горы, густо покрытые лесами.

— В стране действует политика экологической диктатуры, — рассказывает Сенчо. — В конституции прописано, что леса должны занимать 70% территорий. Для производства бумаги мы используем только больные деревья. На 754 000 жителей страны хватает. Мы могли бы продавать древесину и зарабатывать большие деньги. Но для нас важнее сохранить место, где живем. Животных тоже не убиваем. Мясо едим редко, привозим его из Индии. Мы стараемся расходовать ресурсы экономно и использовать только то, что природа может восполнить. Например, на горных реках построены гидроэлектростанции. Получаемую от них энергию продаем в Индию. Это основной доход страны.

На подъезде к Тхимпху склоны изрезаны рисовыми террасами. На них выращивают рис (сельское хозяйство в стране является вторым источником дохода). Большая часть риса уходит на продажу в Индию.

Закон суров, но это закон

Виды Тхимпху напоминают декорации к фильму о сказочной стране. Двух- и трехэтажные домики с деревянными крышами и ставнями расписаны вручную. На каждом доме деревянные таблички двух цветов: синего и зеленого. На них — белые буквы на двух языках: государственном дзонг-кэ и английском. Так в Бутане выглядит реклама. Никаких мигающих вывесок, раздражающих взгляд в европейских столицах. На улицах идеальная чистота. Кругом урны зеленого («природного») цвета, надписи на которых напоминают: «Не забудь про меня».

Гостиница Дзонг, Бутан

— Мусор — одна из наших основных проблем, — говорит Сенчо. — В давние времена при приготовлении пищи, строительстве домов мы использовали только натуральные материалы. То, что давала природа, то она и забирала. Сейчас появилось много неорганического мусора. Территория у нас небольшая, организованные свалки быстро переполнялись, и пару лет назад правительство договорилось с Индией, у которой есть несколько перерабатывающих заводов. Теперь мы продаем мусор соседям.

Машин на улицах почти нет. А те, что есть, в основном индийского производства. Ездят они по городу со скоростью 40 км/ч. Люди ходят в национальных костюмах в клетку или полоску: мужчины — в халатах гхо, а женщины — в юбках кира и жакетах тего. Таков закон.

— У нас демократичное правительство, — улыбается Цейна, продавщица в текстильном магазине, где на прилавках разложены национальные костюмы около 200 расцветок, сшитые на местных фабриках. — Когда мы ходим на работу, официальные мероприятия, национальные праздники, конституция обязывает носить традиционную одежду, в противном случае тебя не пустят. В свободное время мы можем надевать одежду, которую привозят в бутанские магазины из Индии. В последнее время этим правом изредка стала пользоваться молодежь.

Костюмы представлены всего двумя размерами: «побольше» (российский 48-й) и «поменьше» (российский 44-й). Но бутанцам этого хватает. Встретить среди местных человека с лишним весом невозможно. Будто и эта часть жизни регламентирована законодательством.

Будь в форме — ходи пешком

Хорошая физическая форма бутанцев обусловлена их образом жизни. Во-первых, основа рациона питания — рис. Его выращивает почти 80% населения. К рису добавляют овощи: тушеные, жареные. Животную пищу бутанцы едят редко. Во-вторых, большинство живет в деревне, а работает или учится в городе. Машины есть всего у 10% бутанцев, а рейсовые автобусы ходят не часто. Поэтому расстояния в десятки километров местные преодолевают пешком.

— Лет пятьдесят назад никаких машин не было, — улыбается Сенчо. — Более того, не было и обуви. Люди ходили босиком. Я помню, как в детстве зимой по снегу добирался до школы, расположенной в десяти километрах от родительского дома. Приходилось довольно быстро бегать. Так жили все. Это сегодня у моих детей по несколько пар обуви. Но и в те времена никто не чувствовал себя несчастным. Мы всегда умели довольствоваться тем, что есть.

Основное спортивное развлечение бутанцев — стрельба из лука. Площадки для этого спорта повсюду. Их два вида: для стрельбы на 50 метров и на 100.

— Стрельба из лука появилась в Бутане несколько веков назад, когда на территории страны шли гражданские войны, — говорит преподаватель стрельбы в одной из школ в окрестностях Тхимпху Иеши Дорджи. — Но в современном Бутане уже более ста лет не знают войн. На животных тоже не охотятся — это запрещено. Поэтому стрельба из лука — местное развлечение. И только в 1971 году она официально стала видом спорта. А в 1984 году мы впервые приняли участие в летних Олимпийских играх.

С тех пор Бутан выставлял спортсменов на Олимпиаду еще семь раз, ни одной медали завоевать не удалось. — Буддизм учит обращать внимание не на результат, а на процесс, — продолжает Иеши. — Если процесс доставил удовольствие и не причинил зла кому-то, значит все на благо.

Царство буддизма

Буддизм — господствующая религия Бутана. Его исповедуют 75% населения (24% — индуизм, 1% — христианство, ислам и прочие). Все в королевстве подчинено религии. Даже административные центры находятся на территории крепостей — дзонгов, по соседству с монастырями. По большому счету Бутан — один большой храм.

Монастырь Паро, Бутан

У входа в любое помещение в Пунакхе, Тхимпху или другом городе находятся молитвенные колеса-барабаны, которые местные жители крутят при первой возможности (один оборот равносилен стократному прочтению молитвы).

На деревьях, мостах, домах развешаны разноцветные флажки, символизирующие пять стихий, в которые верят в буддизме. Желтые — земля, красные — огонь, белые — вода, зеленые — воздух, синие — пространство. Но больше всего поражают разбросанные по склонам гор частоколы из высоких белых флагов. Особенно много их вдоль дороги от Тхимпху до города Пунакха.

— Это молитвенные флаги в честь усопших, — объясняет Сенчо. — Ветер, развевающий полотна, принесет удачу душе покойника в новой реинкарнации.

Место, где нужно разместить флаги, назначают астрологи. Все важные события в жизни бутанцы обсуждают с ними. Даже король принимает государственные решения, руководствуясь советами придворных астрологов. Это чуть ли не самая престижная профессия в Бутане. Обучают ей в школах при монастырях или дзонгах.

Как и в обычном учебном заведении, на территории Пунакха-Дзонг (крепости называют по имени города, в котором они расположены) бегают дети всех возрастов. Только вместо школьной формы красные одеяния — такие же, как у взрослых монахов.

— Дети сами принимают решение стать монахами, — говорит наставник монастыря Лакпа. — Мы преподаем астрологию, географию, историю и другие предметы. В 16 лет ребенок должен сделать выбор, будет ли он монахом или займется только астрологией. Дети все чаще отдают предпочтение астрологии, поскольку она приносит неплохие доходы. Это влияние западного мира. Когда деньги становятся смыслом жизни, сама жизнь теряет смысл. Поэтому главное, чему мы учим, — контролировать разум, не давать желаниям завладеть собой, ценить то, что имеешь, и благодарить за это. Только так можно быть счастливым.

Нет земли — иди к королю, даст!

О том же самом говорит и лозунг на стене в школе города Паро: «За деньги можно купить дом. Но в Бутане у тебя он уже есть». В стране не встретишь бездомного. Если у человека нет земли, он идет к королю. Король выделяет землю, которой хватает для строительства дома, и рисовые поля. Если доход от продажи риса составит меньше 100 000 нгултрумов, то платить 10% (подоходный налог в стране) не придется.

— Со мной было так же, — рассказывает охранник школы Сиде, пока мы ждем окончания 55-минутного урока. — Сестра выросла и вышла замуж. Мне нужно было покинуть отеческий дом (в Бутане дом и земля наследуются по женской линии, сын, как правило, вынужден искать себе новое жилье или невесту). Король дал мне землю и поля. Рис я выращиваю только для себя, а работаю в государственном учреждении, поэтому и не плачу налоги. Образование и медицину в стране тоже оплачивает государство из денег, которые приносит развивающийся туризм... Правительство любит нас.

Разговор прерывает гонг. Восьмичасовой учебный день в школе подошел к концу. Учащиеся вырвались из классов, чуть не сбив нас с ног.

— Дети во всех странах одинаково счастливы, когда заканчиваются утомительные уроки, — улыбается учительница английского языка Цомо. Она преподает в школе 15 лет и наблюдала, как менялись бутанские дети. — С одной стороны, хорошо, что Бутан постепенно открывает границы: в 1999 году у нас появилось телевидение, а сейчас и Интернет. Дети стали более восприимчивы к миру. Им легче дается история стран, потому что они где-то читали о них. С другой стороны, есть и негативное влияние. Недавно поймала ученика за курением. Я никому не рассказала, потому что в Бутане запрещена покупка и продажа сигарет. Попыталась объяснить, что курить плохо. В ответ услышала, что в других странах все так делают. Сейчас учителя больше внимания уделяют рассказам об истории Бутана, о принципах нашей жизни, о концепции бутанского счастья, на которой мы выросли. Ничего страшного не происходит, конечно. Просто, как и любой ребенок, Бутан растет и сейчас находится в переходном периоде. Это не плохо и не хорошо. Это данность. И чтобы быть счастливым, нужно ее принять.

© Дина Бабаева

Насколько полезна эта страница?
4.8571428571429 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.86 (7 чел.)

Присоединяйтесь!

Новые статьи

Цитата дня

Журналистика — это когда сообщают: «Лорд Джон умер»,— людям, которые и не знали, что лорд Джон жил.
Гилберт Честертон

Заказ билетов

 
Что дает регистрация?
Зарегистрированные пользователи могут:
  • добавлять свои статьи;
  • добавлять закладки на любую страницу;
  • распечатывать статьи;
  • копировать материалы сайта без потери форматирования;
  • читать свежие материалы сразу после их публикации;
  • задавать вопросы авторам публикаций и вести переписку с ними;
  • вносить предложения по развитию журнала.
Приступить к регистрации