Символы Японии: Фудзияма и сакура
Источник: www.returnofkings.com
Содержание[Скрыть]

Япония. Цепь островов на северо-западе огромного Тихого океана: Хоккайдо, Хонсю, Сикоку, Кюсю и много мелких. Всего около семи тысяч островов, точнее сказать трудно, так как при подсчёте у японцев и их соседей неизменно получаются несовпадающие результаты. Чем же богата эта земля , кроме автомобильных заводов и типографий, печатающих мангу?

Климат японских островов

Несмотря на тысячелетнюю привычку, японцы не в восторге от климата собственной страны, с одной стороны продуваемой холодными и сухими ветрами из Азии и Арктики, а с другой — влажными и знойными тайфунами южных морей.

Северный остров Хоккайдо — это тайга, зимой скрывающаяся под снегами и скованная морозами, а летом сказочно богатая мошкой и комарами даже по меркам сурового сибиряка. На западном побережье, омываемом водами Японского моря, зимой холодно и снежно: господствуют ледяные ветры с континента. Летом же досаждает зной: с гор дуют раскалённые фёны. Разрежённый воздух, остывая высоко на склонах, скатывается вниз по долинам, и кажется, что он должен принести прохладу. Но нет — по дороге атмосферная масса сжимается и, следуя законам физики, разогревается.

На восточном, тихоокеанском побережье климат мягче. Но зимой штормы, набирающие силу в Охотском и Беринговом морях, приносят снег и нетипичный для таких широт холод. Летом же накатывают горячие и влажные воздушные массы с экватора. Кондиционеры в офисных зданиях здесь трудятся словно помпы, откачивающие воду из трюмов тонущего корабля.

Лучше всего условия в окружённом возвышенностями районе Внутреннего Японского моря. Неудивительно, что это наиболее населённая часть страны, представляющая собой практически единую городскую агломерацию. Но и там летняя жара и духота труднопереносимы.

На юге Японии в это время года бушуют тайфуны и почти непрерывно идут дожди, нисколько, впрочем, не смягчающие зной. Но и другие времена года здесь суровые. Впитавшие пары океана тёмные тучи достигают гор Хонсю, и снежный покров зимой достигает многометровой толщины. В результате в одной из самых развитых и густонаселённых стран мира не так уж мало уголков, куда в холодный сезон добраться можно лишь на вертолёте. А то, что 10% землетрясений мира регистрируются в Японии (занимающей лишь четырёхсотую часть суши), усугубляет риск: подземные толчки могут в любой момент инициировать сход лавин со склонов, выглядящих совершенно безопасными.

Весной снега тают. Гористый рельеф страны и обильные осадки делают реки Японии многочисленными, порожистыми, бурными и удивительно полноводными, если принять во внимание что длина их обычно исчисляется лишь десятками километров. Крупнейшая из рек — Синано — ежегодно выносит в океан вчетверо меньше воды, чем Нева или Рейн, но в половодье даже превосходит их.

Леса Японии

Лес, недалеко от Осаки

Удивительно, но две трети территории страны, жители которой издавна ощущали дефицит пригодных для обработки земель и сырья, до сих пор занимают леса. Крутые горные склоны, острые скалы и глубокие ущелья, покрывающие большую часть Японии, нельзя превратить не только в рисовые поля, но и в пастбища. Темнохвойные ели, пихты и лиственницы, господствующие на севере, южнее сменяются смешанными лесами с преобладанием дуба и клёна. В центре страны к ним добавляются бук, кипарис, магнолия, лавр и тис. Здесь обитают оборотни-ками — енотовидные собаки тануки, простоватые и щедрые дарители удачи, столь почитаемые, что в их честь возводят храмы, и огненные лисы кицунэ, с которыми у японцев более сложные отношения.

Лиственные рощи постепенно вытесняются зарослями древовидных папоротников, пальм, фикусов и бананов. Здесь скрываются коробокуру — дикие и грубые японские гномы, вопреки традициям страны, бородатые и, вопреки традициям собственного народа, не чувствующие призвания к ремеслу, а живущие охотой и собирательством.

Джунгли покрывают даже вершины гор Кюсю и Сикоку, но большая часть склонов Японских Альп — трёх действительно похожих на южные Альпы хребтов острова Хонсю — заросла вереском и кедровым стлаником, выше которых, до границы вечных снегов, простираются горные луга. В образе странствующих монахов ямабуси здесь бродят воинственные люди-аисты тэнгу.

Независимо от широты, приморские песчаные дюны — это царство причудливых японских сосен, можжевельника и дикой розы. Ещё одно растение, встречающееся повсеместно, — это, разумеется, бамбук. Изрядная часть того, что в Японии считается «лесами», на самом деле представляет собой заросли травы. Просто вытянувшейся на 20 метров в высоту и достигающей 20 сантиметров в поперечнике

Любопытно, но настоящий «дикий» бамбук в Японии редкость, увидеть которую можно лишь на Хоккайдо. В основном же встречается культурный бамбук некогда завезённого из Китая сорта мосо. Покинув плантации, это растение буквально ринулось в горы, и за последние 20 лет — с тех пор, как спрос упал и вырубки прекратились, — площадь бамбуковых зарослей в стране удвоилась.

Но символ Японии не бамбук и даже не сакура, а кедр — точнее, криптомерия, или, как её здесь именуют, сути. Это могучее хвойное дерево, достигающее 50 метров в высоту и 16 метров в обхвате. Достоверно измеренный возраст одного из исполинов составляет 1800 лет, но японцы считают, что некоторые из деревьев вчетверо старше.

Зацвела сакура? Начинаем сеять рис!

Цветение сакуры, Япония

Обычай отмечать начало цветения пришёл в Японию из Китая ещё в III веке, в начала эпохи Хэйан. В древности смысл торжества был прагматическим. Привезённая с континента декоративная слива умэ служила надёжным индикатором, что близится начало сельскохозяйственных работ. Расцветала она ранней весной — на юге Японии уже в конце февраля, — и после того, как цветы её опадали, следовало начинать посадку риса.

Но японцы сразу вложили в это событие особый смысл. Сливой стали просто любоваться — у этого обычая нет аналогов ни в Китае, ни в других странах. Гайдзин («иностранец», «варвар» по-японски) может восхищаться красотами мира, но только походя. Это не станет важным событием в его жизни. Цветы, сочные краски заката, серебряный след Луны на поверхности чёрного пруда займут мысли европейца лишь на минуты. Восточный мудрец способен проводить часы в отрешённом созерцании. Но созерцать он будет величие и богатство своего внутреннего мира, полностью игнорируя окружающее. Медитировать он сможет и в пыли под пальмой, и в сырой пещере. Японцы же, до сих пор продолжающие исповедовать синтоизм — религию, построенную на одухотворении природы, — способны надолго погружаться в прекрасное, воспринимая созерцание цветущих садов как молчаливый диалог с богами.

Долгое время диалог, впрочем, молчаливым не был. В дни ханами (традиционных пикников под цветущими деревьями) придворные не только пили зелёный чай в сени умэ, но и предавались стихосложению, Сам император проводил поэтический турнир с двумя условиями: писать можно было только на китайском языке и только о цветущей сливе, которая для японцев стала символом китайской культуры, а значит, и цивилизации. И, как было принято в цивилизованном Китае, победители состязаний могли рассчитывать на высокие посты в государстве. Неизвестно, способствовал ли этот обычай улучшениям в системе управления страной, но формированию японской литературной традиции он помог изрядно.

Ситуация стала меняться в VII-IX веках, когда в японской культуре возобладали националистические тенденции. Лирические турниры проводить перестали, основным же объектом поклонения стала не слива умэ, а расцветающая на неделю позже и чуть менее яркая, зато от корней до последнего лепестка японская вишня сакура.

Значительно позже, в эпоху Токугава, начавшуюся в XVII веке, обычай ханами стал общенародным. Сады сакуры появились по всей стране. И хотя деревья не имели заметного хозяйственного значения, земли для сакуры никто не жалел.

Не забыли японцы и о китайской сливе. Постепенно ханами утратил связь с определённой датой и растянулся на всю весну — так, чтобы каждый мог самостоятельно выбрать, чем, когда и где восхищаться. В XIX веке японские парки наполнились цветами — гвоздиками, тюльпанами, хризантемами. Предметом углублённого, вдумчивого любования мог стать даже скромный ландыш или подсолнух, не считающийся декоративным растением больше нигде.

Наслаждаться видом цветущих садов японцы умеют не только при свете дня, но и ночами. У ночного ханами есть своё название — ёдзакура. Мерцающие огоньки бумажных фонариков-васи, развешанных на ветвях кустов, рассеивают сумрак, придавая бледным лепесткам мистические, волшебные оттенки.

Каждый год волна цветения прокатывается по стране с юга на север. Всего через неделю сакура облетает. Японцы наверняка могли бы продлить этот срок, но не видят в этом смысла. Красота притягательна именно потому, что недолговечна.

Другой пришедший из Китая праздник — цукими, день, когда завершается сбор урожая, — отмечается в полнолуние в середине сентября. В это время, когда уже не жарко, но ещё не холодно, воздух чист и свеж и Луна становится особенно яркой, японцы выходят любоваться ночным светилом и слушать пение цикад.

Этот праздник можно отмечать двумя непохожими способами. Каноническим стал метод японской знати. На закате процессия направлялась от храма в горы, где устраивались театральные представления, пикник, карнавал, фейерверки, вино лилось рекой. В сентябре самураи получали свои доли риса с полей сюзерена, располагали средствами и ощущали себя гусарами. «Госпожа Луна» играла в мероприятии второстепенную роль. Даже если на небосводе её сменяло Солнце, праздник продолжался — пока не заканчивались деньги.

Но существовал и менее затратный вариант пригласить друзей, сесть за стол на залитой лунным светом веранде в саду, поставить вазу с осенней травой — ковылём, блюдо с рисовым печеньем дан-го, подогреть священное сакэ омики и зажечь две свечи. Говорить не надо, пусть всё скажут цикады. Цукими — ночь внутреннего сосредоточения, осмысления бытия, лёгкой грусти и воспоминаний о прожитом годе. И раздумий о вечности.

Традиции самураев

Традиции самураев

Несмотря на быстрый темп жизни и знаменитое японское трудолюбие, жители Страны восходящего солнца и поныне чтут возникшие века назад традиции. Конечно, в кимоно на работу в офис никто не ходит, да и полюбоваться на Луну или цветущие деревья из окон крошечной квартирки в центре города вряд ли получится. Но стоит наступить праздникам или начаться фестивалю при местном храме, как время словно отматывается назад. Люди наряжаются в традиционные одежды и направляются к местам, которые посещали их деды и прадеды.

Современной японской культурой сложно не восхищаться. Она впитывает всё новое, словно губка, но при этом остаётся узнаваемой и нерушимой в своей основе. Японцы с удовольствием празднуют католическое рождество, наряжают ёлки, устраивают вечеринки в новогоднюю ночь, где громко отсчитывают последние секунды уходящего года, но через несколько дней идут в храм, чтобы всерьёз отметить «настоящий» новый год и попросить благословения у местных божеств. Любовь к иностранным праздникам, еде или развлечениям у японцев никогда не рассматривалась как предательство родной культуры. Просто потому, что для них эти вещи при всей распространённости остаются чужими. Так же как и иностранцы, даже овладевшие в совершенстве японским языком и не один год проработавшие в Японии, всё равно останутся чужаками-гайдзинами.

Объяснение у этого достаточно простое: всё западное для японцев до сих видится чем-то новым и диковинным. Ведь из более чем двух тысячелетий японской истории жители архипелага общаются с европейцами и американцами всего полтора века. Японское государство, изначально представлявшее собой множество княжеств, постоянно враждующих друг с другом, с начала нашей эры активно контактировало с Китаем и Кореей. У жителей материка японцы переняли письменность, религиозные и политические традиции, многие технологии и обычаи. Но ни китайская, ни монгольская империя не смогли напрямую подчинить себе японские княжества: самурайские войска всегда давали им отпор. Помогали и тайфуны, наносившие большой урон флоту захватчиков, и междоусобицы между враждебными государствами. Зато торговля шла вполне успешно, и жители островов охотно знакомились с европейскими технологиями и произведениями искусства.

Европейцы ступили на землю Японии уже в эпоху великих географических открытий и были приняты её правителями весьма радушно. Главы самурайских кланов начали активно торговать с чужеземцами, которые привезли с собой огнестрельное оружие и прочие полезные новшества. Увлеклись японцы и иностранной культурой: многие приняли христианство, начали одеваться на западный манер, изучили новые технологии в медицине, живописи, книгопечатании. Однако сотрудничество с Европой оказалось недолгим. Не желая быть втянутыми в конфликт между протестантскими Англией и Голландией и католическими Испанией и Португалией, а также опасаясь колонизации, японские правители решили порвать все связи с Западом, выслать чужеземцев за пределы страны и перейти к политике самоизоляции. Исповедовать христианство было запрещено, равно как и покидать страну без особого на то разрешения. А в 1825 году и вовсе вышел указ, требовавший открывать огонь по любому кораблю, который приблизится к берегам Японии.

Однако визит флота США положил конец двум столетиям самоизоляции. Под угрозой обстрела столицы японское правительство подписало договор об открытии портов для торговли с американцами. Позднее аналогичные договоры были подписаны с Англией, Францией и Россией. Открытие границ привело к экономическому и политическому кризису, закончившемуся для Японии гражданской войной, в которой победили сторонники модернизации и вестернизации. Аграрной стране срочно нужна была промышленная и культурная революция, и она состоялась, получив название реставрации Мэйдзи.

Период Мэйдзи, начавшийся в 1868 году, можно считать началом отношений Японии с современным западным миром. Отсталая в индустриальном плане страна в ускоренном темпе внедряла новые технологии. Реформам подверглись все сферы: религия, армия, финансы, образование, здравоохранение, культура. И все они проводились с оглядкой на Запад. В городах стал популярен западный стиль одежды, а с развитием транспортной инфраструктуры и печатного дела новая мода добралась и до деревень.

Быстрая модернизация и вестернизация нанесли немалый ущерб традиционной японской культуре и укладу жизни, однако вытеснить старые обычаи они не смогли. Западные новшества, несмотря на всю их популярность и полезность, просто не успели вписаться в устоявшийся веками культурный контекст. И даже теперь, по прошествии полутора веков, иностранцы и их изобретения воспринимаются японцами как желанные, но странные и не совсем понятные гости.

Токио — государство в государстве

Вид на вечерний Токио

Несмотря на бесконечное почтение японцев к своей истории и любовь к природе, родные города также занимают в их сердцах важное место, а достопримечательности мелькают в современных произведениях не реже, чем цветы сакуры. И самым популярным среди японских городов, конечно, остаётся столица страны — Токио. Недаром имя этого города частенько встречается в названиях аниме вроде «Токийских воронов», «Токийского монстра» или «Токийского Вавилона». Громадный мегаполис с крошечными храмами и исполинскими небоскрёбами, торговыми кварталами и лабиринтами улочек, в которых запросто заблудится не только турист, но и житель соседнего района, давно стал государством в государстве, отдельной страной с собственными традициями, мифами и легендами.

Хотя многие, особенно иностранцы, называют Токио городом, официально он таковым не считается. Документально Токио — одна из префектур, округ, в который входит более полусотни городов и деревень. Чаще всего, говоря о Токио, подразумевают двадцать три специальных района, составляющие самую густонаселённую часть мегаполиса. Каждый из этих районов приравнен по статусу к городу и имеет собственного мэра и городской совет.

История у Токио долгая и непростая. В XII веке на месте будущего мегаполиса был основал форт, получивший название Эдо. В 1457 году правитель области Канто построил там замок, которым позже завладел клан Токугава, сделавший поселение столицей сёгуната. В период реставрации Мэйдзи сёгунат лишился власти, и император Муцухито перенёс столицу из Киото в Эдо, переименовав его в Токио. Получивший статус столицы город начал стремительно развиваться, несмотря на то, что ему довелось пережить не одну катастрофу. Великое землетрясение Канто и последовавший за ним пожар сровняли с землёй более половины города, а во времена Второй мировой войны едва восстановленный город сильно пострадал от бомбардировок. Но Токио, словно мифический феникс-судзаку, каждый раз восставал из пепла. Город и сейчас продолжает расти, в том числе и за счёт создания искусственных островов вроде Одайбы, уже превратившейся в видный торговый и развлекательный центр.

Токио не зря посвящают толстые туристические справочники. Этот город-государство полон достопримечательностей на любой вкус, от старых храмов, парков и галерей классического искусства до гигантской статуи робота «Гандама» и бутиков с платьями для готических лолит. Но есть ряд мест, которые стали особенно знамениты, в том числе и за счёт многочисленных появлений в фантастических произведениях. И главным из них можно по праву назвать Токийскую телебашню.

Построенное в 1958 году по образу и подобию Эйфелевой башни сооружение до недавнего времени служило для передачи теле- и радиосигналов, но теперь, после строительства новой башни, превратилось в архитектурную достопримечательность с музеем и смотровой площадкой, откуда открывается роскошный вид на город. Изящное красно-белое стальное здание с красивой ночной подсветкой ежедневно привлекает толпы туристов и часто мелькает в фильмах и аниме. Токийскую телебашню можно заметить в таких классических аниме, как «Сэйлор Мун», «Рыцари магии» и «Икс», а также в фильмах о монстрах-кайдзю вроде Годзиллы. Сигналы же теперь передаёт новая телебашня, прозванная «Небесным деревом Токио», тоже очень красивая, но пока не столь прославленная.

Ещё одной видной достопримечательностью Токио стал перекрёсток в оживлённом районе Сибуя. Этот городок известен как модный квартал с кучей ночных клубов и магазинов, в числе которых -торговый центр «Сибуя 109», нередко мелькающий в аниме и манге. Недалеко от этого здания и расположен перекрёсток с несколькими широкими пешеходными переходами, на которых всегда полно людей. В небольшом скверике за перекрёстком установлен памятник легендарной собачке Хатико, годами ждавшей на железнодорожной станции Сибуя возвращения своего умершего хозяина. В этом районе часто разворачиваются сюжеты аниме и видеоигр о дружбе и одиночестве в толпе, такие как история Неку Сакурабы из The World Ends with You. К Сибуе относится и район Харадзюку, славящийся своей безумной уличной модой.

Чуть менее знаменит район Синдзюку. Несмотря на то, что его история насчитывает более трёх веков, известен он в первую очередь как деловой центр с шикарными небоскрёбами, среди которых выделяется похожее на готический собор здание токийского правительства. Раньше же Синдзюку славился своими увеселительными заведениями. Здесь до сих пор сохранилась Золотая улочка с крохотными барами, а также квартал красных фонарей. Однако изящных гейш здесь можно встретить всё реже: пилотирующие громадных роботов девицы в бикини из местного Robot Restaurant интересуют современных мужчин гораздо больше. Любителей же отвлечься от мирской суеты могут привлечь районы Асакуса и Уэно, славящиеся своими парками и храмами.

Горячие источники Киото

Золотой дворец, Киото, Япония

Если местный фантаст решит написать или снять исторические фэнтези, то его действие, скорее всего, будет разворачиваться не в Токио, а в Киото, бывшей столице страны, ныне ставшей культурным центром. Именно там находятся замки Нидзё и Фусими, старый императорский дворец, огромное количество храмов и школ боевых искусств. В отличие от Токио, славящегося своей эклектикой, Киото более известен благодаря историческим достопримечательностям. Знаменит Киото и горячими источниками.

Достоин упоминания и город Осака. Сам город в фантастике встречается нечасто, зато его уроженцы благодаря своему необычному говору давно стали в ней завсегдатаями. Жители региона Кансай, в котором находится Осака, говорят на особом диалекте, который жителям Токио кажется смешным, и это делает их прирождёнными комедийными персонажами.

Достопримечательностей в Осаке тоже хватает. Стараниями аккуратных японцев до наших дней дошли замки и храмы, парки и исторические торговые кварталы. В Осаке происходит действие аниме «Абэнобаси: Волшебный торговый квартал» и «Сумеречная Дева и Амнезия».

Японцы, как ни одна другая нация, умеют воспевать повседневность и видеть красоту в будничных вещах, поэтому неудивительно, что даже самые тихие, захудалые городишки в манге, аниме и сериалах обычно смотрятся ярко и интересно. И хотя живущие в них молодые герои часто жалуются на скуку и мечтают переехать в большой город, родину они любят и уважают. К тому же маленький городок, где люди до сих пор живут бок о бок с местными божествами, а по окрестным лесам и полям бродят демоны-ёкаи, оборотни и прочие духи природы, идеально подходит для создания как жутких, так и, наоборот, добрых и уютных мистических историй. Атмосфера в таких городках тоже резко отличается от атмосферы мегаполиса. Ритм жизни там размеренный, люди дружелюбнее и ближе к природе.

В отличие от западных фантастов, японские гораздо чаще делают местом действия своих произведений реально существующий город или деревню. Даже если точно такого же названия на карте не сыскать, ключевые места города вроде школы, торгового центра и железнодорожной станции наверняка списаны с реальных. Со временем это переросло в добрую традицию, поддерживаемую правительством и жителями самих городов. Они быстро смекнули, что показанный по телевизору город может не только прославиться, но и разбогатеть.

Среди поклонников аниме сейчас стали популярны паломничества по местам, где живут, учатся и свершают подвиги их рисованные кумиры, и главы городов решили воспользоваться этой модой, чтобы популяризировать туризм. В городе Таканаси префектуры Окаяма местные управленцы решили даже сами профинансировать съёмки очередного продолжения саги о своём земляке Тента и его инопланетных подружках.

Но это скорее исключение: обычно авторы пишут произведения о родном крае и рисуют знакомые места из патриотизма, а не в расчёте на прибыль. Причём часто описывают их с поразительной точностью. Так что, побродив по руинам Токио в Shin Megami Tensei IV или побегав по населённой призраками Сибуе в The World Ends with You, можно научиться ориентироваться и в настоящей японской столице.

Такова Япония — страна удивительной культуры, с удовольствием принимающая западные традиции, но никогда не отказывающаяся от своих. Страна, где бок о бок с людьми живут волшебные духи и добрые оборотни, а поклонник фантастики может запросто побывать в тех самых местах, где его любимые герои пережили невероятные приключения.

© Игорь Край, Ксения Аташева

Насколько полезна эта страница?
5 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (3 чел.)

Присоединяйтесь!

Новые статьи

Цитата дня

Счастье, забава,
Светлость корон,
Пышность и слава —
Всё только сон.
Александр Сумароков (На суету человека, 1759)

Заказ билетов

 
Что дает регистрация?
Зарегистрированные пользователи могут:
  • добавлять свои статьи;
  • добавлять закладки на любую страницу;
  • распечатывать статьи;
  • копировать материалы сайта без потери форматирования;
  • читать свежие материалы сразу после их публикации;
  • задавать вопросы авторам публикаций и вести переписку с ними;
  • вносить предложения по развитию журнала.
Приступить к регистрации