Чарльз Фини
Содержание[Скрыть]

Часы за $15, полеты эконом-классом, съемные квартиры, поездки на метро и $7,5 млрд., пожертвованных на благотворительность. Чак Фини, основатель сети магазинов Duty Free, — живой парадокс — миллиардер без миллиардов. Транжира, считающий каждый цент. Бизнесмен, заработавший на продаже алкоголя и сигарет состояние, чтобы потратить его на образование и медицину для бедных. Чак Фини долгие годы скрывал свои пожертвования, но когда ему пришлось обнародовать масштаб творимого для мира добра, он снова поступил парадоксально: начал активную пропаганду благотворительности среди других богачей, пока еще не расставшихся со своими миллиардами.

Чарльз Фини

Биография Чака Фини (Charles F. Feeney) — это рассказ о том, как история обходилась с человеком, а человек обходился с историей. Детство Чака, американца ирландского происхождения, пришлось на годы Великой депрессии. В молодости он воевал в рядах ВВС США в Корее. По программе поддержки военнослужащих Чак получил высшее образование и, пользуясь случаем и армейским опытом, начал продавать беспошлинные товары. Заработанные в сети магазинов Duty Free миллиарды он инвестировал в мирное решение конфликтов в Северной Ирландии, образовательные проекты в США и Ирландии, медицинские программы по всему миру. Он потратил свою жизнь и состояние не на покупку предметов роскоши, а на то, чтобы скромно творить добро и мировую историю — при любой возможности избегая уплаты налогов.

О семье

Семья Фини (отец Чака работал страховым агентом, а мама — сиделкой) в 1930-е годы не понаслышке знала о том, каково это — едва сводить концы с концами. Чтобы заработать несколько долларов, Чак в детстве убирал снег, стриг газоны, собирал мячики на полях для гольфа. Как он потом признавался в одном из своих редких интервью (даже став публичным человеком, Фини общается со СМИ неохотно), он особо гордился тем, что не потерял ни одного мячика для гольфа.

В 17 лет Чак начал службу в в ВВС США, встретив на боевом посту Корейскую войну, а потом за счет небольшой стипендии, которая полагалась солдатам, решившим получить образование или открыть свое дело, поступил в Корнелльскую школу по подготовке персонала для отелей.

«Я испытываю глубокое удовлетворение, когда отдаю деньги и наблюдаю, как из земли вырастают здания больниц и университетов. Разумнее вкладывать средства во что-то хорошее, в то, что будет использоваться, а не копить их в банке»

Ста долларов в месяц не хватало, и предприимчивый Фини начал продавать ланчи, заработав кроме средств на существование еще и прозвище от одногруппников — «человек-бутерброд». Затем Чак продолжил обучение во Франции (по программе полагалось еще четыре месяца выплат), где решил совместить постижение азов политологии с продажей беспошлинного алкоголя американским морякам. Хотя бизнес был высококонкурентным, армейский опыт помогал Чаку Фани и его компаньону Бобу Миллеру договариваться с экипажами кораблей. «Военным нравился мой американский акцент. И если деньги моряков не доставались проституткам, их получали мы», — острит Чак Фини, который чаще отмалчивается или отшучивается, чем прямо отвечает на вопросы.

Партнеры пополнили свой ассортимент ювелирными украшениями, парфюмерией и автомобилями, попутно расширив номенклатуру клиентов за счет туристов. После того как к Миллеру и Фини присоединились налоговый консультант Тони Пиларо и бухгалтер Аллан Паркер, бизнес вышел на новый уровень: к 1964 году в компании Duty Free Shoppers работало более 200 сотрудников в 27 странах.

Симпатичные японки

Открытие Олимпиады в Японии, 1964

В том же году состоялась Олимпиада в Токио, и Япония, после Второй мировой войны закрывшая границы, чтобы восстановить экономику, перестала ограничивать выезд своих граждан за рубеж. Чак, служивший в свое время в Японии и Корее и немного понимавший по-японски, быстро сориентировался в новой ситуации. Он поставил за прилавки симпатичных японок, расширил ассортимент (японские туристы обожали покупать кожаные сумки и коньяк в подарок друзьям) и стал доплачивать гидам, чтобы те заводили в Duty Free японцев перед заселением в гостиницы.

Обнаружив, что при повторном посещении через 5-6 дней японцы тратят больше (к этому времени они успевали сравнить цены и были готовы расстаться с деньгами), Фини попытался уговорить гидов завозить туристов к нему в магазины еще раз. Гиды отказались устраивать экскурсии по второму кругу, заявив, что туристы и без того подозревают неладное, когда их водят на «экскурсии» по торговым центрам. Тогда Фини открыл новые магазины — исключительно для повторных визитов.

А потом нанял аналитиков, чтобы те выяснили, куда хлынут потоки туристов из Японии. Получив отчеты, он подготовился к встрече дорогих японских гостей в Анкоридже, Сан-Франциско, на островах Гуам и Сайпан. К слову, чтобы открыть на Сайпане Duty Free, Чаку пришлось построить на острове аэропорт, потратив на это $5 млн.

Как и в детстве, Фини не упускал ни одного «мяча». Всего за десять лет прибыль его компании возросла на несколько порядков: если в 1967 году он заработал $12 тыс. долларов, то в 1977-м — уже $12 млн. Прибыль Фини вкладывал в новые магазины, отели, производство одежды, а позднее — в технологические стартапы. В конце 1980-х счет шел уже на миллиарды.

В 1988 году Forbes рассказал об истории успеха Фини, упомянув о «японской операции», 200-процентных накрутках на цены — и о его личном состоянии в $1,3 млрд. Но, поставив миллиардера на 31-е место в рейтинге самых богатых американцев, журналисты из Forbes ошиблись. Еще во время подготовки материала сотрудники Фини намекали журналистам, что денег у их босса нет, но те просто не поверили.

Золотой телёнок

Хотя к моменту публикации рейтинга Чак заработал в несколько раз больше, чем предполагала пресса, львиная доля этих средств принадлежала благотворительному фонду The Atlantic Philanthropies. Его Фини основал в 1982 году, после того как годом ранее сделал пожертвование в $700 тыс. Корнелльскому университету, когда-то давшему ему старт в новую жизнь. После этого акта благодарности миллиардера атаковали жаждущие получить помощь, и он решил подойти к вопросу серьезно.

Оставив себе $5 млн. на текущие расходы, Фини передал остальные средства основанному им фонду. В целях анонимности и оптимизации налогообложения Фини зарегистрировал The Atlantic Philanthropies на Бермудах. Получатели грантов зачастую даже не догадывались о том, чьи это деньги. Если Фини все-таки рассказывал им о себе, то запрещал раскрывать эту информацию, угрожая в противном случае прекратить финансирование.

Доходило до курьезов: когда Фини посещал званые ужины в качестве почетного гостя, он настаивал, чтобы на мероприятии работал только его личный фотограф, который «снимал» фотоаппаратом без пленки. Фрэнку Родсу, бывшему президенту Корнелльского университета, впоследствии возглавившему Atlantic Philanthropies, пришлось долго убеждать попечительский совет, что эти миллиарды — не грязные деньги мафии. О том, что Фини пожертвовал на благотворительность почти все свое состояние, не знали ни пресса, ни партнеры Чака по бизнесу.

Тайное стало явным только в 1997 году, когда владельцы Duty Free Shoppers продали свои доли корпорации LVMH. Инициатором сделки был Фини: после войны в Персидском заливе мировой туризм пошел на спад, доходность Duty Free Shoppers сократилась, и Фини решил, что у компании нет большого и светлого будущего.

Ему пришлось рассказать о фонде The Atlantic Philanthropies и своей роли в нем. После этого он начал открыто проповедовать свою философию— «отдавать, пока живешь» (giving while living). Билл Гейтс назвал Фини образцом для подражания, а Уоррен Баффетт — духовным лидером проекта Giving Pledge, в рамках которого уже более 90 богатых семей обещали пожертвовать половину своих сбережений на благотворительность.

Идейный филантроп

Карта финансирования фонда The Atlantic Philanthropies

Чак Фини говорит, что его в свое время поразило эссе предпринимателя и филантропа Эндрю Карнеги «Евангелие богатства». Карнеги считал, что «человек, который умирает богатым, умирает опозоренным», потому что распределять деньги — не право богатого, а его ответственность. Впрочем, дело было не только в Карнеги. Хотя родители Чака Фини не были обеспеченными людьми, его мама нередко помогала соседям, а отец состоял в католической организации, члены которой поддерживали друг друга в тяжелые времена.

«Я испытываю глубокое удовлетворение, когда отдаю деньги и наблюдаю, как из земли вырастают здания больниц и университетов, — поясняет Фини. — Разумнее вкладывать средства во что-то хорошее, в то, что будет использоваться, а не копить их в банке». Он считает, что деньги нужно тратить при жизни, разбираясь с проблемами следующих поколений еще до того, как их решение не стало стоить слишком дорого.

«Для гражданина США логично отдать как можно больше денег, пока он жив, иначе правительство заберет большую часть этих денег в виде налогов, когда он умрет»

«Для гражданина США логично отдать как можно больше денег, пока он жив, иначе правительство заберет большую часть этих денег в виде налогов, когда он умрет», — рассуждает Фини. А на замечание журналистов, что налоги могут пойти на те же самые благие цели, отвечает: «Готов поспорить, правительство именно так и говорит». Со своей стороны Фини сделал все, чтобы уйти от уплаты налогов не только после смерти, но и при жизни.

Он зарегистрировал бизнес в Лихтенштейне, а холдинг оформил на Бермудах на имя своей жены-француженки (о чем наверняка пожалел при разводе). Впрочем, сбрасывал налоговое бремя Фини не из личной корысти, а потому что так больше денег доставалось тем, кто в них, по его мнению, нуждался на самом деле. Не стоит считать Фини святым: как он сам признается, ему нравится конкурировать в бизнесе и спорте. Просто благотворительность для него — другое дело.

Согласно философии Фини, каждый вложенный цент должен приносить максимум пользы независимо от того, идет ли речь о бизнесе или благотворительности. Фонд The Atlantic Philanthropies не только сам выбирает, кому помогать, но и требует от тех, кто хочет получить деньги, представить прозрачный и подробный бизнес-план, а впоследствии четко следовать ему (иначе финансирование будет сокращено). Обычно речь идет о проектах, в рамках которых решаются конкретные проблемы. Например, Фини спонсировал обучение вьетнамских детей правилам безопасного поведения на дорогах, операции детям с «волчьей пастью», строительство университетов в Ирландии, больниц в США и т.д.

Нередко Фини обещал вложить средства лишь при условии, что правительство или другие меценаты выступят в качестве соинвесторов, выделив сопоставимую или большую сумму. Так, к $226 млн., инвестированным Чаком в ирландскую систему образования, правительство страны добавило $1,3 млрд. Всего же он вложил в образовательные проекты в Ирландии почти $1 млрд., а недавно инвестировал $350 млн. в строительство нового корпуса Корнелльского университета. Фини жалеет лишь о том, что вряд ли успеет дожить до того момента, когда этот масштабный проект общей стоимостью $2 млрд. будет завершен.

К образовательным программам у Чака Фини личный интерес: в своей семье он был первым, кто окончил университет. Точно такой же личный интерес у него к Ирландии. Когда боевики ИРА устроили взрыв, унесший жизни 11 человек в североирландском Эннискиллене — городе, откуда родом бабушка и дедушка Чака, Фини сделал все, чтобы урегулировать конфликт. Он много раз ездил в Северную Ирландию, чтобы инициировать мирные переговоры. Поверив, что Джерри Адамс, лидер «Шинн Фейн» — политического крыла ИРА, может восстановить мир, Чак Фини финансировал из личных средств аренду офиса «Шинн Фейн» в Вашингтоне.

Скромник Фини

Магазин Duty Free

Чак Фини живет более чем скромно: у него нет личного автомобиля (метро и такси, по его мнению, удобнее) и яхты (он утверждает, что не выносит морской качки) . Он летает эконом-классом («полет в нем длится столько же времени») и носит электронные часы за $15. «Они показывают время точнее, чем Rolex. Когда тебе 81 год, уже не нужны предметы роскоши», — поясняет Фини. Оставив $140 млн. от продажи компании своей бывшей жене и пятерым детям, он вместе со второй женой, которая когда-то работала у него секретаршей, живет в скромных квартирах, которые The Atlantic Philanthropies арендует по всему миру.

Хотя его четыре дочери и сын сейчас живут в роскошных особняках, во время учебы они подрабатывали официантами и кассирами. А одна из дочерей — Бейли — до сих пор вспоминает, как неловко чувствовала себя, когда отцу пришел гигантский счет за ее международные телефонные переговоры. Бейли, тогда еще девочка-подросток, вместе с подружкой звонила знакомым мальчишкам за границу — просто поболтать. Получив счет из телефонной компании, отец не только отключил домашний телефон, порекомендовав дочери пользоваться переговорными пунктами, но и отослал счет отцу подруги.

«Я не хочу никому указывать, как распоряжаться деньгами, но рекомендую использовать их с умом»

Но Фини нельзя назвать скупым — он просто знает цену деньгам. Как вспоминает президент The Atlantic Philanthropies Крис Ойчсли, во время поездки во Вьетнам они вместе с Чаком остановились в очень дешевой гостинице, но, чтобы Крис успел вернуться на Рождество домой, Фини не раздумывая выложил круглую сумму за полет на «Конкорде». По мнению Фини, деньги — это обязательства. «Я не хочу никому указывать, как распоряжаться деньгами, но рекомендую использовать их с умом», — говорит Чак.

Когда у Фини спрашивают, как со временем поменялось его мировоззрение, он отшучивается: «Я больше не бегаю за девчонками, смирился, что мне их не покорить. В остальном, думаю, ничего не изменилось».

Автор: София Макеева

Читать про: Чарльз Фини , ЖЗЛ , истории
Насколько полезна эта страница?
5 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (7 чел.)
Ссылки по теме

Присоединяйтесь!

Новые статьи

Цитата дня

Того, кто не задумывается о далеких трудностях, непременно поджидают близкие неприятности.
Конфуций

 
Что дает регистрация?
Зарегистрированные пользователи могут:
  • добавлять свои статьи;
  • добавлять закладки на любую страницу;
  • распечатывать статьи;
  • копировать материалы сайта без потери форматирования;
  • читать свежие материалы сразу после их публикации;
  • задавать вопросы авторам публикаций и вести переписку с ними;
  • вносить предложения по развитию журнала.
Приступить к регистрации