Зигмунд Фрейд, 1935 год
Зигмунд Фрейд, 1935 год. Источник: www.northcountrypublicradio.org
Содержание[Скрыть]

В мае, 6 числа 1856 года во Фрайбургской синагоге молились мужчины. У торговца тканями Якоба Фрейда родился мальчик, нареченный в честь деда Зигмундом. Семья Амалии и Якоба Фрейд на первенца возлагала особые надежды: во время беременности фрау Фрейд предсказали , что ее сыну суждено стать великим человеком.

Но «прогноз » гадалки не так уж и радовал будущую мать: она боялась сглаза. Мальчику было четыре года, когда на его глазах горячо любимого отца сбил с ног прохожий лавочник и заставил извиниться. Беспрекословное повиновение отца потрясло маленького Зигмунда. В его глазах Якоб Фрейд из бога превратился в пигмея.

Зигмунд Фрейд в детстве

С тех пор Зигмунд мечтал найти себе более достойного отца. Ему представлялось, как в один прекрасный день к дому подъедет карета, запряженная четверкой лошадей, и ему скажут: господин Фрейд, настало время раскрыть тайну — вы сын императора. А в роли вестника он неизменно видел отца.

Вскоре он убедился, что и в семье роль главы принадлежит Амалии. Формально признавая первенство мужа, она сама принимала все важные решения. Сильная привязанность сына к матери могла бы многое объяснить проницательному уму. Но в то время такого рода проницательностью не обладал никто. Механизм этой любви позже объяснил сам Фрейд, назвав его «Эдиповым комплексом».

Семейное фото Фрейдов

До тридцати лет Фрейд оставался девственником: он боялся женщин. Это его смущало, сверстники над ним посмеивались. Еще мальчишкой он понял, что единственный способ не выглядеть смешным — найти происходящему с ним достойное объяснение. Помочь ему в этом могла лишь наука. Поэтому будущее для него было совершенно ясным: он хотел стать врачом или ученым. В двадцать два года Фрейд для солидности отпустил бороду.

Диагноз: «Любовь»

Его уверенность в том, что в жизни он прекрасно обойдется без женщин, была поколеблена 7 мая 1883 года. Зигмунд спешил в типографию с очередной статьей под мышкой. Его обдала грязью проезжающая коляска. Он не успел увернуться, рукопись упала в лужу. Экипаж остановился, оттуда выглянула милая женская головка. Фрейд замер на месте: на лице девушки было такое искреннее отчаяние, что он сразу позабыл о своем желании устроить скандал. Более того, он почувствовал невероятное волнение. Он не мог дать этому научного объяснения, поскольку ни с чем подобным не сталкивался. Через некоторое время он, наконец, поставил диагноз: это любовь! Но коляска уже умчалась.

Впрочем, на следующий день ему принесли письмо от незнакомки, внизу стояла подпись — Марта Бейрнайс. У доктора просили прощения и приглашали на бал, куда он и отправился не раздумывая. Там Фрейда поджидало еще одно потрясение: к нему подошли две совершенно одинаковые девушки, и он не мог сказать, кто из них был в той карете. А они смеялись, видя его изумление. «Мы сестры, — пояснила одна. — Я — Марта, это — Минна».

В июне 1884 года в саду Телен-гартен торжественно отпраздновали помолвку Фрейда и Марты Бейрнайс, однако нареченный жених отложил свадьбу до того момента, «когда он разбогатеет». Фрейд не мог так вот сразу взять и лишиться своей, уже научно им объясненной, девственности.

Начало карьеры

Карьера Фрейда началась в 1885 году в неврологической клинике знаменитого профессора Мейнарта. Светило венской психиатрии был старикашкой с чрезвычайно дурным характером. Он сильно прихрамывал и в профиль напоминал оперного Мефистофеля. Лечить хорошеньких девушек для профессора было приятным развлечением, почтенных матрон — тяжелой обязанностью. В его шкафчике рядом с историями болезней всегда стояла бутылочка доброго виски, которая помогала Мейнарту расслабиться после тяжелой работы.

В планы честолюбивого Зигмунда входило побыстрее получить звание приват-доцента и обзавестись приличной клиентурой. Темой исследований Фрейд выбрал истерию, которую со времен Гиппократа называли исключительно женской болезнью, от слова «histericon» — матка. И вот ученик решил поделиться с шефом любопытным предположением: мужчины тоже бывают истериками.

Профессор отрицал гипотезу с таким жаром, что глаза его вылезли из орбит и он забегал по кабинету, хромая сильнее обычного. Боже, да ведь Мейнарт сам истерик, догадался Зигмунд, и ему не пациентов лечить, а самому надо лечиться! Но подобный вывод, крайне опасный для будущей карьеры, Фрейд оставил при себе, удовлетворившись тем, что его нарождающаяся теория нашла столь успешное подтверждение. Вскоре последовала вторая стычка с профессором.

Фрейду показали старуху с парализованными ногами, к тому же она была близка к полной слепоте. На протяжении последних десяти лет она регулярно обращалась в клинику, но Мейнарт обвинял ее в симуляции.

Доктор Фрейд ввел пациентку в гипнотический транс и приказал ей ходить. В сомнамбулическом состоянии старуха мгновенно превратилась в совершенно здоровую женщину с нормальной походкой. Коллеги, которых Фрейд пригласил на сеанс, были восхищены поразительной силой гипноза. И лишь Мейнарт впал вдруг в истерику и начал кричать на Фрейда: «Вы подстроили это специально! Откуда вы узнали то, что для всех — тайна?!» И Фрейд вдруг понял, что происходит. Он уже слышал о том, что Мейнарт в свое время бросил жену и она после этого тяжело заболела. Именно эта бедная старуха и оказалась бывшей женой Мейнарта. И в клинику она обращалась, чтобы видеть своего злосчастного мужа.

Как и следовало ожидать, строптивцу Фрейду в профессорской должности было тут же отказано, но он, нимало не печалясь, отправился в Париж в клинику профессора Шарко, поскольку его известность после случившегося значительно возросла.

Специалист по сексуальным расстройствам

Он стал врачом, о котором говорили, что он способен, хоть в это и трудно поверить, поставить точный диагноз на основании исследования сексуальной жизни пациента. Как- то он даже поставил заочный диагноз Николаю II, определив у царя невроз на сексуальной почве! Он утверждал, что мог бы вылечить Николая. Но русский царь об этом не узнал. А жаль. Если бы Фрейду удалось заполучить Николая II в пациенты, возможно, в России не случилось бы и революции...

Самое забавное, что специалист по сексуальным расстройствам доктор Фрейд сам все еще продолжал оставаться девственником. И вел в Париже жизнь отшельника. Впрочем, Зигмунд нашел несколько способов борьбы с одиночеством. Во-первых, помогали расслабиться небольшие дозы кокаина. Кроме того, он регулярно посещал музеи, любуясь портретами хорошеньких женщин. Не обходил он стороной и театры. И однажды снова ощутил прилив страсти. Он проанализировал свое состояние и поставил диагноз: увы, он влюбился. В Сару Бернар. Доктор тут же сообщил ей об этом, вложив в букет пылкую записку. Но ответа не получил.

Записку она по своему обыкновению вместе с десятком других таких же выбросила не читая. А Фрейд свои неразделенные чувства доверил бумаге, написав научный этюд о «рыжеволосой стерве». И, снова изучив внутренние симптомы, констатировал, что излечился. Он назвал свое открытие «сублимацией» и, чрезвычайно довольный, полеживал в кровати, ограничившись обществом героев древности. Правда, чтение их жизнеописаний сменяли временами приступы непонятной раздражительности. Но, Зигмунд наотрез отказывался принимать лекарства, дабы избавиться от приступов. Во-первых, он хотел свои приступы, как следует, проанализировать, а во-вторых, боялся, что от лекарств поглупеет.

В результате доктор открыл в человеческой психике область, ответственную за сексуальные переживания, — либидо. За пределами постели либидо проявляется в символических формах, например, мы с удовольствием помешиваем ложечкой чай в стакане, что имитируем этим акт любви.

Из общения со своими пациентами Фрейд устроил театр, где разыгрывалась удивительная пьеса, сюжетом которой становились тайные переживания и мысли пациентов. В результате Фрейд констатировал, что мысли мужчины все время вертятся вокруг жажды власти и секса. И сформулировал: стремление властвовать равносильно обладанию женщиной. И наоборот.

Семейная жизнь

Свадебное фото Зигмунда Фрейда с женой Мартой

Через четыре года размышлений и экспериментов тридцатилетний Фрейд вернулся в Вену и отважился, наконец, на решительный шаг — он женился. Но, стоя перед алтарем с Мартой, Зигмунд грезил о ее точной копии — Минне. Зачем Бог послал ему одну женщину в двух лицах.

Марта скоро заметила, что между сестрой и мужем что-то происходит. Конечно, поначалу она отвергала всяческие подозрения: ее Зигмунд не способен на измену... Но видя, как украдкой сестра переглядывается с ее мужем, Марта лишалась покоя. И не зря. Фрейд уже снял квартиру с маленьким кабинетом якобы для приема больных, но на самом деле для встреч с Минной.

Впрочем, у него уже появились первые 13 пациенток, ставшие впоследствии знаменитыми, поскольку вошли благодаря своему доктору во все учебники по психиатрии. Все эти женщины, страдавшие истерией, признались доктору под гипнозом, что в детстве их изнасиловали отцы. Фрейд был настоящий ученый, поэтому он сразу насторожился: «Почему они все говорят одно и то же?» И у него родилось предположение: под гипнозом пациентки описывали ему не то, что произошло на самом деле, а то, что подсознательно хотел услышать от них гипнотизер. То есть он сам. Это была сенсация! Значит, человек способен передавать другому человеку свои мысли!

Фрейд и его теория стали самой модной темой в обществе. Еще бы! Хочешь узнать, о чем ты думаешь? Послушай, что расскажет тебе загипнотизированная женщина. А Фрейд время от времени бросал свою научную работу и уезжал на несколько дней в горы. Жене он объяснял, что заседает на научных конгрессах. «В горах?» — недоумевала Марта. Но покорно кивала. Ей не с кем было обсудить странные поездки Зигмунда, поскольку Минна тоже на эти дни куда-то уезжала.

То, что Минна начала посещать с Фрейдом все заседания научного общества, можно было объяснить ее интересом к психиатрии. Но она появлялась с ним и в свете! Как будто Марты не существует! Однажды, прогуливаясь с Минной по венским улочкам, Фрейд предложил ей стать его пациенткой. «Ты становишься нервной», — заметил он. Действительно, слухи об их отношениях, будоражащие общество, не прибавляли Минне спокойствия. Она согласилась полечиться.

Как-то после одного из гипнотических сеансов Минна вдруг бросилась к Зигмунду в объятия. И в этот момент в комнату вошла жена. Зигмунд, не моргнув глазом, объяснил Марте, что Минна увидела в нем какого-то другого мужчину...

Однажды ученый смутно ощутил, что человеческая душа может быть двухмерной или даже трехмерной. Он поделился своей догадкой с Мартой. Но ее почему- то вовсе не устроило научное доказательство двоедушия собственного мужа. И она поставила ему ультиматум: либо я, либо Минна.

Фрейд проанализировал ситуацию. Почему он в равной степени любит обеих сестер, так, будто в нем сидят два человека? И он сделал открытие, что феномен этот объясняется взаимовлиянием сознательного и бессознательного. Днем, сознательно, он любит Марту, во сне, бессознательно, — Минну.

Псевдоотцовство

В теории все получалось, на практике — нет. «Дневной» Фрейд решает бежать от себя «ночного», предлагая Марте уехать в путешествие по Венеции. Марта радуется как дитя. Но перед самым отъездом к экипажу, в который садилось семейство Фрейд, подбежал слуга и сказал, что у Минны начались родовые схватки.

Семейство Фрейд, 1898 год. Передний ряд: Софи, Анна и Эрнст Фрейд. Средний ряд: Оливер и Марта Фрейд, Минна Бейрнайс. Сзади стоят: Мартин и Зигмунд

«Господи, Фрейд стал отцом ребенка сестры! — в ужасе подумала Марта. — Скандал, позор, крах!» На Фрейде не было лица: он не знал, что и думать. Он тут же поклялся Марте, что между ним и сестрой ничего не было, но верить в непорочное зачатие жена категорически отказалась. В это время от роженицы вышел потрясенный доктор: пациентка девственна и ее схватки — мнимые. Профессор Фрейд зашелся в кашле и рухнул в обморок. Вместо того чтобы беспечно гулять по Венеции, Марте пришлось сидеть у кровати столь внезапно заболевшего мужа.

Придя в себя, Фрейд стал анализировать случившееся. Псевдобеременность Минны натолкнула ученого на интересную гипотезу: кроме сознания есть и другие потаенные механизмы, которые управляют человеком. И Фрейд решает взяться за поиск доказательств существования «тайных областей психики», неподвластных сознанию. Он с головой уходит в исследования, частная практика заброшена. В венских академических кругах Фрейда называют чудаком, гоняющимся за химерами.

Марте он клянется никогда больше не встречаться с Минной. А в письме к другу сообщает, что отныне отказывается от половой жизни вообще, добавляя, что больше совершенно в ней не нуждается.

Такое решение 40-летнего здорового мужчины общество восприняло как «тяжелое умственное обострение». Однако Фрейд возражает. Он заявляет, что не одинок, приняв сексуальную аскезу. Исаак Ньютон вообще предпочитал обществу женщин яблони. Не совратил ни одной хорошенькой барышни и знаменитый ученый Грегор Мендель, довольствуясь компанией открытых им хромосом. Гете впервые вступил на тропу Дон Жуана в возрасте 35 лет, до этого храня верность лишь перу и бумаге. До 40 лет преимущественно только в романах соблазнял женщин и Бальзак, считая утехи на любовном ложе чем-то вроде потери мозгового вещества: в этом его убедило восточное вероучение.

В отличие от этих замечательных людей у Фрейда к моменту, когда он принял это важное решение, было уже пятеро детей, и потому свою демографическую миссию он считал выполненной.

Эйнштейн, Спиноза и ... Фрейд

В 1921 году Лондонский университет объявил о начале цикла лекций о пяти великих ученых: физике Эйнштейне, каббалисте Бен-Баймониде, философе Спинозе, мистике Фило. Фрейд в этом списке был пятым. Его выдвинули на Нобелевскую премию за открытия в области психиатрии. Но получил премию коллега Фрейда Вагнер-Яуреггу за метод лечения паралича путем резкого повышения температуры тела.

Фрейд заявил, что Лондонский университет оказал ему большую честь, поставив рядом с Эйнштейном, а сама премия его не волнует. «Причем этому парню было намного легче, — добавлял Фрейд, — за ним стоял длинный ряд предшественников, начиная с Ньютона, в то время как мне пришлось в одиночку пробираться через джунгли. Нет ничего удивительного в том, что мой путь не слишком легок, и я ненамного продвинулся вперед».

Зигмунд Фрейд, 1926 год. Фото-портрет:  Ferdinand Schmutzer

Когда Австрию оккупировали нацисты, знаменитый ученый не покинул Вену даже после того, как ему напомнили о еврейском происхождении. Фрейду грозил Освенцим, но за него вступился буквально весь мир: особенно негодовали испанский король (которого он некогда лечил) и датская королева.

Добиться депортации Фрейда из Австрии пробовал по дипломатическим каналам президент США Франклин Рузвельт. Все решил звонок Бенито Муссолини (Фрейд лечил одного из его близких друзей) в ставку фюрера. Дуче лично попросил Адольфа Гйтлера позволить Фрейду уехать.

Генрих Гйммлер предложил вариант выкупа. Тут же нашлись желающие. Одной из бывших пациенток Фрейда, а затем верной ученицей была внучка Наполеона Мария Бонапарт, жена греческого принца Георга. Она заявила австрийскому гауляйтеру: «Я заплачу за учителя любую сумму». Нацистский генерал назвал цену: два великолепных дворца княгини — почти все, что у нее было. «Слава Богу, фамилию деда вы у меня отнять не сможете», — с презрением сказала Мария Бонапарт, подписывая бумаги.

В Париже, куда привезли Фрейда, его встречали принц Георг и Мария Бонапарт. Под ноги Фрейду от ступенек вагона до «Роллс-Ройса» высокородной четы постелили ковровую дорожку из красного бархата, по которой некогда ступал дед Марии — Наполеон, возвратившись в Париж после победы под Аустерлицем. Из глаз Фрейда потекли слезы.

Зигмунд Фрейд с сыновьями Эрнстом (слева) и Мартином. Зальцбург, август 1916 года

Погостив у Марии Бонапарт, он отправился в Англию. Там его навестил Бернард Шоу. Но непревзойденный мастер парадоксов так и не поверил ученому, доказывающему, что, когда маленький Бернард в детстве с любовью смотрел на мать, он подсознательно хотел ею обладать. Зато Фрейд в свою очередь не согласился с великим драматургом, утверждавшим, что знает человека лучше любого психолога.

Проведя за беседой несколько часов, два упрямых старца расстались добрыми друзьями. А в 1939 году Фрейд умер. В последний путь его провожали только сыновья: Мартин, названный в честь клинициста Шарко, Эрнст, названный в честь первого учителя Фрейда, и Освальд, названный в честь отца Марты.

После кончины Фрейда осталось 2300 семейных писем и 1500 писем, адресованных Минне. Говорят, что они настолько сенсационны, но по завещанию Фрейда их можно было обнародовать только после 2000 года.

Дмитрий Минченок

Насколько полезна эта страница?
5 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (2 чел.)

Присоединяйтесь!

Новые статьи

Цитата дня

Лучше поздно, чем никогда.
Тит Ливий (лат. Titus Livius)

 
Что дает регистрация?
Зарегистрированные пользователи могут:
  • добавлять свои статьи;
  • добавлять закладки на любую страницу;
  • распечатывать статьи;
  • копировать материалы сайта без потери форматирования;
  • читать свежие материалы сразу после их публикации;
  • задавать вопросы авторам публикаций и вести переписку с ними;
  • вносить предложения по развитию журнала.
Приступить к регистрации