Манипуляция деньгами
Содержание[Скрыть]

Вот оно! Предложение, от которого нельзя отказаться. Наконец-то все будут довольны! Жена-красавица, мама, теща, тесть, друзья — все наконец-то скажут, что он — молодец.

Виктор шел по залитой солнцем улице, и во внутреннем кармане его не нового пиджака лежала толстенькая пачка купюр в белом почтовом конверте. Столько он еще в жизни не получал. Пачка вызывала почти сексуальные ощущения. Это была крупная фирма, и в ней водились крупные деньги. Очень крупные, и очень зеленые. Это был успех. А книга... Книга подождет. Ему всего двадцать пять. Двадцать пять _ это только начало. Нужно набрать денег, а потом между делом вернуться к рукописи. Где-то тихонечко сосало под ложечкой, шевелились неприятные мысли: ты же писатель, на кой черт тебе углем торговать...

Много пятитысячных купюр. Манипуляция деньгами

— Заткнись! Слышишь, заткнись! — Виктор сам не заметил, что говорит вслух. — Меня родственники жены презирают! Матери деньги нужны. Я устал быть нищим неудачником с богатым внутренним миром! Так что — слышишь — лучше замолчи! — тут он понял, что забылся, и замолчал. Родители говорили ему с детства, что эту блажь нужно выкинуть из головы: какой писатель! Откуда? С чего я взял, что у меня талант?

Виктор вспомнил школу. Пожилого учителя литературы, который поддерживал его и часто замечал, что у него талант. Тогда маленький Витя был ему благодарен и постоянно бегал в литературный кружок. Он помнил то счастье, которое разгоралось в душе, когда ручка начинала скрипеть о бумагу, и кривоватые закорючки слов открывали врата. Ворота в другие миры. Где огромные белые облака стремительно неслись над бескрайними просторами. Огромный предвечный океан вздымал грудь и убаюкивал ровным шумом могучего пенного прибоя. Там были острова и принцессы; опасные, но обаятельные негодяи и жестокие монстры в человеческом обличье обитали в самых темных закоулках самых забытых миров. Летели корабли и веяли флаги. Женские и мужские судьбы переплетались, как удары отточенной шпаги, и взрывались калейдоскопом красок. Юноши получали шрамы и поцелуи, кололись о шипы, трогая нежные розы, и взрослели под звон абордажных сабель. Когда их корветы горели и тонули, они выбирали любимых — выбирали свои дороги.

От воспоминаний стало тускло и противно. Теперь он был почти согласен с родителями. Это, наверное, в самом деле опасная и вредная блажь. И ее нужно как можно быстрее задавить.

Вечером Виктору полегчало. Они собрались с друзьями и родственниками в небольшом ресторане и отмечали годовщину его свадьбы. Жена была довольна, она всегда мечтала о принце — и вот дождалась. Друзья его поздравляли и были рады за него. Теща намекала, что кто-то получает и больше. Тесть был доволен, хоть и удивлен.

Виктор чувствовал себя счастливым. Позвонил начальник — поздравил. Начальник вообще был отличный мужик. Щедрый, и за свою фирму был готов на все. Сам подавал пример. Работал от заката до рассвета. Виктор сам хотел быть таким: работать, работать и еще раз работать.

Были большие планы. Целый блокнот с вещами — которые он хотел купить, когда разбогатеет. Нужна машина, дом, дача, столько всего еще... Но свет в конце тоннеля уже виделся ему.

Прошел год. Целый год, когда Виктор не садился за рукопись. Но он еще помнил, что собирался писать в свободное время. Ему уже не так приятно давались рабочие будни. Он хотел взять отпуск за свой счет, но начальник не отпустил. Просто взял и увеличил зарплату. Увеличил так, что никаких претензий к нему просто не могло быть. Теперь можно было смело брать кредит на квартиру.

Толстая пачка денег в почтовом конверте лежала в кейсе на заднем сидении новенького «Опеля». Во внутреннем кармане она уже не умещалась. Но по-прежнему грела и вызывала энтузиазм.

И снова отмечали годовщину свадьбы. Снова жена была рада. Теща опять намекала, что кое-кто получает и больше. Тесть совсем спился и зыркал ненавидящими глазами закодированного алкоголика. Друзья приехали не все...

Спустя пять лет Виктору приснился сон, что он лег в больницу. Лежал в чистенькой палате и впервые за семь лет занимался рукописью. Он писал на своем серебристом ноутбуке, дробно щелкая клавишами и жмурясь от удовольствия.

Проснувшись утром, он пообещал себе найти рукопись, но торговля углем съела все время, да и сил по вечерам уже не хватало. Со здоровьем было не ладно, и работа надоела до чертиков. В тот год он решил уходить. Уходить решительно и бесповоротного не сумел.

Начальник сказал ему тогда: «Нет, только не сейчас. Я же без тебя на переговорах засыплюсь. Ты же, как писатель, все расписываешь! Прямо картины словами рисуешь! Только начинаешь говорить — и все! Дело в шляпе! За семь лет ни одного сбоя! Рассказываешь так, что я даже сам верю. Талант у тебя, однако».

Начальник снова предложил сумму денег, от которой нельзя было отказаться.

Точнее, Виктор в начале отказался. Но потом, как назло, заболела теща. Нужны были деньги на лечение в Германии.

Он смотрел на себя и думал: в кого же я превратился?

Стал сволочью. Циничной, расчетливой сволочью. Жене давно не радовался. На детей не было времени. Точнее, чтобы завести детей, не было времени. И желания тоже. Всегда на работе. Несколько мгновений счастья — когда видел цифры на своем счету. Это уже были не деньги — цифры. И это радовало. Старые друзья как-то растерялись. Они не нравились жене, а и с ним у них уже не ладилось. Все пошло не так. Не туда.

Часто снились кошмары и тяжелые сны. Здоровье просело. И уже почти не приходили детские воспоминания — о том, как он читал книги и представлял себя известным на всю Россию. Как с фонариком под одеялом придумывал сценарии. А потом, когда отобрали фонарик, писал книгу у себя в голове. Родители боялись, что он попортит глаза, что свихнется от своих книг. Поэтому запрещали ему писать книгу и читать, не давали ходить в литературный кружок. Но ночью, когда все засыпали, он лежал и сочинял свою книгу голове. Весь день предвкушал и ждал того момента, когда выключат свет и никто, никогда и никак, не сможет отобрать у него то единственное и главное, что нельзя отобрать у человека — это его мысли, предназначение и мечты.

Каждый вечер он запоминал, на чем останавливался, и на следующий день продолжал с того же самого места.

Даже сейчас он помнил свою детскую книгу.

Отважную незнакомку, бредущую среди жестоких мужчин в мире, где каждый преследует свои цели. Где последствия становятся причинами, где страхи порождают еще большие страхи, а любовь становится разменной монетой и прихотью. Она прокладывала свой путь через опасности, навстречу неприятелю, кровожадному и бесчестному врагу.

Он ухмыльнулся и цинично процитировал Лермонтова: «И этот детский бред преследовал меня так много лет».

Отпил дорогого виски из дорогого стакана. Расстегнул ворот дорогой рубашки и снял дорогие часы. Очень дорогие часы. Очень-очень.

И вот субботний вечер. Жена хрен знает где. Вроде у подруги. Опять эти неприятные боли, которые уже начинают пугать. Чувство пустоты.

Он услышал звук открываемой двери.

Подумал: наверное, супруга приехала, надо ее напугать. Она же думает, что я на работе...

Встал. Допил виски. Сморщился от боли. В очередной раз пообещал себе сходить на обследование. Вышел в коридор. Картина, которая ему открылась, вызвала приступ головокружения и шок.... Такого, конечно, Виктор не ожидал...

Через год он сидел у врача: бледный, с немеющим от страха лицом и ватными слабыми ногами.

— Доктор, вы что, серьезно?

— Увы, я сожалею. Это неоперабельная стадия. Уже ничего не сделаешь. Впрочем, я вам рассказываю это уже в стодесятый раз. И очевидно, не только я.

Виктор встал и вышел на улицу. Действительно, все врачи говорили одно и тоже. Только один человек предложил весьма себе сомнительный вариант. Но его и врачом-то нельзя было назвать. Психолог...

План попахивал безумием, и естественно, был неприемлем, но почему-то начинал нравится Виктору. К тому же ему было на все наплевать. Мама умерла несколько лет назад. Отца он потерял еще в девятом классе. Жена... Жену он сделал вид, что простил. Она говорила: тогда в прихожей была слабость, я слишком много выпила. Притворился, что верит. Да он и не чувствовал ревности. Виктор давно уже ничего не чувствовал — кроме болей, конечно.

И вот теперь ему попался психолог-авантюрист. И план этот был чистой авантюрой. По его словам, есть только один маленький шанс: если все бросить, оборвать все нити и связи, вырваться из сложившегося круга друзей, коллег и родных. Уехать в другой город и начать жизнь заново. Вернуться на ту точку, где он ошибся с выбором и пошел не потому пути.

Виктор вдруг почувствовал силы и решимость: я это сделаю, напишу мою книгу — пусть даже это будет последнее, что я смогу сделать в этой жизни.

Смеркалось. Цвели акации, морской бриз освежал южный, благоухающий вечер. На веранде небольшого ресторана сидел человек в светлом летнем костюме и пил сухое вино.

Передним на столике лежала зачитанная книга. Это была его книга.

Эти два года Виктор провел с пользой. Развелся, переехал. И — главное —осуществил свою детскую мечту: стал писателем. Он все-таки нашел врачей, которые согласились его лечить и, в конце концов, вылечить...

За соседним столиком шушукались две девушки:

— Говорю тебе, это он. Я его по телевизору видела. Он интервью давал, — они поглядывали на Виктора.

Он улыбнулся, открыл книгу и посмотрел вдаль. За верандой, совсем рядом от него, шелестел морской прибой. Он наконец попал туда, где были корабли, острова и принцессы.

Структура манипуляции деньгами

Структура манипуляции деньгами

Ну, очень распространенная манипуляция в сфере трудовых отношений — и не только. Тебе нужны деньги? Ну, конечно! У меня есть, я тебе дам. Только ты же понимаешь, что потом будет (ты не должен плохо ко мне относиться, обязан мне прощать то и это, ну, и уйти от меня — это тоже было бы непорядочно).

Бывает, что талантливый человек, даже одержимый идеей своего бизнеса, просто не может оставить работу на начальника, потому что тот постоянно повышает ему зарплату. А жена чувствует себя полностью во власти мужа, потому что доход — только у него, а вздумается ей закончить отношения — останется она не только в одиночестве, но и в голоде-холоде.

Или наоборот, у мужчины такой влиятельный тесть, что у него и мысли чем-то обидеть супругу не должно возникнуть... И получается такое «легальное рабство», в результате которого человек, угодивший в ловушку, либо сам разрушается без возможности реализовать свое настоящее предназначение в мире, либо рушит сковавшие его отношения, что в любом случае на манипуляторе отражается однозначно.

Ценность

Власть. Дети. Счастье. Любовь. В принципе, здесь могут быть любые ценности.

Проявление

Обычно проявление очень смешанное. В ситуации, когда надо чего-то добиться, возникает желание дать денег и не париться. Завалить женщину дорогими подарками, чтобы переспать. Купить друзей. Купить психолога. Купить детей (ведь можно добиться от женщины, чтобы родила, пусть бы и без любви).

Детей, в свою очередь, купить дорогими игрушками. Сделать всех и вся зависимыми от своих денег.

Убеждение — запрет

«Все люди — продажные твари». Не больше и не меньше. Или что-то вроде этого. Манипулятор, наделенный таким убеждением, очень негативно относится к людям и стремится от них добиться всего только при помощи «покупки». Надо понимать, что не так важно выяснять, какие люди по своей сути, значительно важнее, что к тебе протягивается ровно то, чем ты сам являешься. Человек — не центр этого мира. Видя во всех окружающих тварей и пытаясь подогнать их под этот шаблон, манипулятор никого не меняет — он сам постепенно становиться тварью.

Вторичная выгода

Радость оттого, что люди дают то, чего хочешь... если им давать деньги.

Крючок

Предложить человеку денег или подарок. Начать давать человеку деньги, чтобы он к тебе хорошо относился. Подсадить на свои деньги. Щедро угощать за свои деньги, покупая чужую дружбу. Дарить деньги, чтобы почувствовать себя хозяином положения.

Осознание

Осознание наступает, когда об этом говорят впрямую. Тогда манипулятор злиться, пугается и начинает все отрицать. Еще осознание иногда наступает, когда манипулятор оказывается в полном одиночестве. И у него не остается никого, с кем бы он мог по-человечески поговорить.

Нажива

Захотел секса — купил проститутку. Захотел дружбы — закупил толпу любителей выпить и пожрать на халяву. Захотел почувствовать себя могучим — дал бомжу пачку денег.

Захотел жену — соблазнил на богатое наследство. Хочешь любви — собери льстецов и давай им денег, чтоб тебя хвалили...

Расплата

Сначала осознать, что ты на хрен никому не нужен — нужны только твои деньги. А потом застрелиться, когда и твои деньги уже на хрен никому не нужны. Что ты так всех достал и всем отвратителен из-за них, что тебя стремятся бросить в независимости от того, сколько ты предлагаешь. Люди мстят, стремятся вырваться, швырнуть деньги в лицо. Легко пускают деньги манипулятора на ветер. И рано или поздно он понимает, что абсолютно бессилен и полностью одинок. Правда, это не тот конец, который хотелось бы иметь?..

Алексей и Мария Афанасьевы

Насколько полезна эта страница?
5 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (3 чел.)

Присоединяйтесь!

Новые статьи

Цитата дня

Лучше поздно, чем никогда.
Тит Ливий (лат. Titus Livius)

 
Что дает регистрация?
Зарегистрированные пользователи могут:
  • добавлять свои статьи;
  • добавлять закладки на любую страницу;
  • распечатывать статьи;
  • копировать материалы сайта без потери форматирования;
  • читать свежие материалы сразу после их публикации;
  • задавать вопросы авторам публикаций и вести переписку с ними;
  • вносить предложения по развитию журнала.
Приступить к регистрации